Мария Позднякова. Золото Колчака ... цикл статей из АиФ 2010

Читаем и обсуждаем публикации о коллекционерах, кладоискателях и охране историко-культурного наследия.

Модератор: Захар

Ответить
Захар
Сообщения: 181
Зарегистрирован: Вт июл 12, 2011 3:36 pm

Мария Позднякова. Золото Колчака ... цикл статей из АиФ 2010

Сообщение Захар » Вт июл 26, 2011 7:19 pm

Мария Позднякова. Золото Колчака спрятано в России у всех под носом?
(АиФ №39/2010)

Его давно ищут в лесах Сибири, в европейских и японских банках, а теперь ещё и на дне Байкала.

Изображение

Стоило глубоководному аппарату «Мир» обнаружить на дне озера блестящие предметы, как появилась версия: по Кругобайкальской железной дороге двигался эшелон Колчака, может, часть вагонов с золотом сошла с рельсов и утонула в озере?
Один выживший

Изображение
В 1914 г. в центре Казани построили один из лучших банков в стране.

Пока пресса шумела на тему Байкала, в редакцию «АиФ» обратился краевед из Казани Равиль Ибрагимов со словами: «Не там ищете». История, которую он поведал, - готовый сценарий для приключенческого фильма. При этом у Ибрагимова на руках сенсационные документы. На их поиски историк потратил 25 лет жизни. Работал в российских архивах, потом копил деньги, чтобы выехать за рубеж и пообщаться с потомками русских эмигрантов. Поэтому часть бумаг - на французском языке.

- То, что именуют колчаковским золотом, мы в Казани называем казанским золотом, - рассказывает Ибрагимов. - Объясню почему. Во время Первой мировой войны, когда немцы наступали, император Николай II приказал перевезти золото в глубь страны. Выбрали Казань. Здесь в 1914 г. было построено современное здание банка. После Октябрьской революции, к лету 1918 г., в Казани находилось 1280 т золота, притом что весь золотой запас империи составлял 1695 т. Город заняли большевики и завладели николаевским золотом. Однако в ночь с 6 на 7 августа 1918 г. войска белых под предводительством подполковника Каппеля (соратник Колчака. - Ред.) выбили красных из города. Операция была молниеносной и настолько успешной, что большевики, оценив талант Каппеля как полководца, назначили за его голову награду в 50 тыс. руб. Каппель тем временем отправил командованию телеграмму: «Мною захвачен золотой запас, трофеи не поддаются подсчёту, потеря моих войск - 25 человек, войска вели себя прекрасно».

Изображение
Владимир Каппель отбил у большевиков золотой запас империи.

Каппель удерживал Казань месяц. За это время он сумел вывезти ценности по Волге до Самары (понадобилось 5 судов и 3 баркаса). Из Самары золото переправляют в Уфу, затем - в Челябинск, далее - в Омск, где оно и попадает в руки Колчака. Отсюда и название «колчаковское золото». Но, прежде чем золото попало к Колчаку, было совершено крупное хищение. Произошло оно в Казани. Перед погрузкой на пароход сводный русско-чешский отряд в количестве 11 офицеров, куда входили русские, чехи, поляки и словаки, похищает 400 пудов (более 6 т) ценностей. Этой частью золотого запаса я и занялся всерьёз, поставив задачу найти клад. Белые офицеры отвезли несколько подвод с ценным грузом в лес под Казанью, в 63 км от города. Земляные работы заняли 12 часов. Когда группа снова выбралась на просёлочную дорогу, то столкнулась с передовым разъездом красных. В бою погибли все белогвардейцы, за исключением одного - поляка Константина Ветеску. Раненного, его подобрали сочувствующие крестьяне. Офицера выходили, и он ещё полтора года жил в окрестностях Казани. Наведывался в известный ему овраг. Потом его скосил тиф, но перед смертью Ветеску вызвал из Польши младшего брата Вячеслава. Вручил ему немалую сумму денег в золотых рублях, рассказал о кладе и передал карту схрона.

Гражданин Барсей

- Вячеслав вернулся в Польшу, - продолжает Ибрагимов. - Купил имение, женился. Но мысли о золоте не давали покоя. Он надеялся, что большевики долго не продержатся и он вернётся забрать спрятанное. Но власть Советов укреплялась. Тогда Ветеску посвятил в свои планы знакомого адвоката, у которого оказались хорошие связи в одном из французских банков. Французские финансисты настолько заинтересовались кладом под Казанью, что затеяли переговоры с советской стороной. Так на свет появилось секретное соглашение между банком «Люберзак и К°» и представителем Госбанка СССР во Франции Николаем Акимовым. Историк демонстрирует соглашение, где, в частности, говорится: «Компания «Люберзак и К°» обязуется послать в СССР представителей, снабжённых планом, позволяющим обнаружить клад, состоящий из следующих ценностей: золота в слитках и монетах, платины и ценных предметов, закрытых в ящиках и другой упаковке; приблизительная стоимость клада - 18 млн долл. (сегодня - уже порядка 200 млн долл. - Ред). Банк получит 20%». В документе указаны имена французского и английского специалистов по поиску кладов, а также двух польских адвокатов, которые их сопровождают. Соглашение подписано в Париже 16 сентября 1929 г.

Иностранцы прибыли в Казань 1 октября 1929 г. Тогда же на имя управляющего местного банка Николая Просолова пришла телеграмма из Москвы: «Вам надлежит озаботиться рабочей силой в 50 человек и необходимыми инструментами, на поиски должны быть затрачены минимальные суммы, и они должны занять не дольше 10 дней. Производите работу по указанию французского гражданина Барсей. Розыски клада должны фиксироваться в протоколах по-русски и по-французски». «Мне удалось отыскать эти протоколы, - продолжает Ибрагимов. - Складывается впечатление, что руководитель экспедиции Барсей находит место схрона. Однако он начинает опасаться, что большевики не выполнят своих обязательств. Это косвенно подтверждает и телеграмма Просолова в Москву: «Ещё немного, и мы сможем обойтись без помощи иностранцев». В итоге кладоискатели срочно ретируются в Варшаву. Тогда большевики отправляются за информацией в Польшу».
Последний раз редактировалось Захар Вт июл 26, 2011 7:34 pm, всего редактировалось 1 раз.

Захар
Сообщения: 181
Зарегистрирован: Вт июл 12, 2011 3:36 pm

Re: Мария Позднякова. Золото Колчака ... цикл статей из АиФ 2010

Сообщение Захар » Вт июл 26, 2011 7:24 pm

Мария Позднякова. Золото Колчака ждёт, когда его обнаружат под Казанью
(АиФ№40/2010)

В прошлом номере мы рассказали, как в 1929 г. в Казань из Франции приезжали специалисты по поиску кладов.

Изображение

Визит был хоть и секретным, но вполне официальным - в рамках соглашения, подписанного между французским банком «Люберзак и Ко» и Госбанком СССР. Иностранцы помогали советской власти искать золото Колчака.

Когда в 1918 г. белые заняли Казань, в кладовых тамошнего банка содержалось больше половины золотого запаса империи. Ценности были эвакуированы в Сибирь, где их принял адмирал Колчак. Однако в ходе погрузки ящиков на теплоход (вначале золото переправляли по Волге) группа белогвардейцев похитила более 6 т (!) золота и спрятала его в лесах под Казанью. Когда отряд белогвардейцев вновь вышел на просёлочную дорогу, то натолкнулся на передовой разъезд красных. В бою уцелел лишь один офицер, поляк Константин Ветеску. Вскоре он слёг с тифом, но перед смертью успел передать карту схрона младшему брату Вячеславу, которого вызвал из Польши.

Узник Бутырки

Изображение

Управляющий банком Н. Прасолов был расстрелян в 1937 г.

Вячеслав, вернувшись в Польшу, искал возможность добыть клад, спрятанный под носом у большевиков. Он обратился к другу-адвокату, у которого были связи в одном из французских банков. Рассказ о зарытом под Казанью золоте произвёл на финансистов сильное впечатление, они даже сумели заинтересовать советскую сторону. Так 16 сентября 1929 г. в Париже было заключено секретное соглашение. С французской стороны его подписал управляющий «Люберзак и Ко» Александр Бунженер, а с советской - представитель Госбанка СССР во Франции Николай Акимов. В случае обнаружения клада французы должны были получить пятую часть его стоимости. Спрятанное золото оценивалось в соглашении в 18 млн долл. (сегодня ценности стоят, как минимум, в 10 раз больше. - Ред.). Этот сенсационный документ отыскал историк-краевед из Казани Равиль Ибрагимов, который посвятил поиску клада 25 лет жизни. «Иностранцы прибыли в Казань 1 октября 1929 г., - рассказал Ибрагимов. - Это были два специалиста по поиску кладов (француз и англичанин) и два польских адвоката. Однако через неделю поисков они неожиданно срочно ретировались в Варшаву».

Казалось, в этом деле поставлена жирная точка. Но в 1948 г. поиски были внезапно возобновлены. «О кладе под Казанью неожиданно заговорил узник Бутырской тюрьмы Всеволод Хренников, в прошлом полковник царской армии, - продолжает Равиль Ибрагимов. - После революции Хренников эмигрировал в Европу, а после 1945 года оказался среди тех пленных русских, кого союзники насильно отправляли в СССР, прикрываясь Ялтинским соглашением. Выходцы из России, провинившиеся перед большевиками, понимали, что их ждёт либо расстрел, либо лагеря. Многие предпочитали спрыгнуть с борта парохода и утонуть, нежели попасть в руки чекистов. Белогвардейца Хренникова приговорили к 25 годам лагерей. Желая облегчить свою участь, Хренников заявил, что знает о тайном кладе под Казанью. В эмиграции его пути пересеклись с Ветеску-младшим, впрочем, общение на тему золота ограничилось лишь «кухонными разговорами». Сведения полковника были туманны.

Сосны с зарубками

Чекисты решили, что белогвардеец несёт околесицу. Но на всякий случай заглянули в архивы тех лет. И поразились. Поискам золотого клада под Казанью в 1929 году было посвящено отдельное дело. В этой истории принимал активное участие управляющий казанским банком Николай Прасолов. Вместе с иностранцами он выезжал на местность, вёл поиски. Однако задать вопросы Прасолову не представлялось возможным - из Казани его перевели на службу в банк в Казахстане, а там в 1937 г., повесив на него ярлык «троцкиста», расстреляли. Тогда сотрудникам НКВД пришла в голову мысль найти самого Вячеслава Ветеску, благо Польша после 1945 года вошла в так называемый соцлагерь. Дом Ветеску (купленный на золотые монеты, которые вместе с планом ему передал брат) разыскали через месяц. Однако Ветеску уже умер. Чекисты допрашивали его вдову, и она призналась, что муж часто говорил о спрятанном в России золоте. Во время оккупации Польши немцами Ветеску запаял какие-то бумаги в жестяную банку и закопал во дворе, а позже перепрятал. Сотрудники НКВД обыскали дом и в одной из книг обнаружили карту. Это был любительский план местности, где указывались ручей, заросли можжевельника, большое количество столетних сосен. На деревьях обозначены зарубки. Данные сходились с описаниями, которые оставил в деле Прасолов. В отчёте он рассказывал о похожем месте - там собирались копать иностранцы. Но, заподозрив, что большевики хотят узнать от них место схрона, и несмотря на заключённое соглашение ликвидировать причастных к раскопкам, неожиданно уехали в Варшаву.

Официально поиски возобновились в 1948 г. В то время не было металлоискателей. Из орудий - одна лопата. Землю рыли солдаты, которые понятия не имели, что искали. Действительно, глубоких раскопок не велось, а ведь клад мог быть спрятан в земле на глубине до 5 м. Об этом говорилось в советско-французском соглашении от 1929 г. Когда недельные поиски не дали результата, власти вновь отказались от этой идеи. Однако клад опять «всплыл» в 1963 г.».
Последний раз редактировалось Захар Вт июл 26, 2011 7:35 pm, всего редактировалось 1 раз.

Захар
Сообщения: 181
Зарегистрирован: Вт июл 12, 2011 3:36 pm

Re: Мария Позднякова. Золото Колчака ... цикл статей из АиФ 2010

Сообщение Захар » Вт июл 26, 2011 7:30 pm

Мария Позднякова. Чтобы обнаружить клад Колчака, нужно исследовать три деревни
(АиФ № 41/2010)

В предыдущих номерах (№№ 39, 40) мы рассказали, как в 1929 г. в Казани представители Англии, Франции и Польши искали золотой клад.

Изображение

Как зарубежные специалисты, с которыми советская власть заключила договор, неожиданно уехали. И как в 1948 г. поиски попытались продолжить чекисты, но вновь потерпели фиаско.

Туристка из ФРГ

Изображение
Эту историю давно «раскручивает» краевед из Казани Равиль Ибрагимов: «Впервые о кладе я услышал в конце 70-х гг., будучи студентом Казанского государственного института культуры. Преподаватель на лекции по праву обмолвился, что в 1918 г., когда соратник Колчака подполковник Каппель эвакуировал из Казани часть золотого запаса империи, произошло хищение драгоценностей. Отряд белогвардейцев похитил более 6 т золота и устроил схрон в лесу под Казанью. Клад искали в 1929 г., потом в 1948 г. и, наконец, в 1963 г. В последних поисках как раз и участвовал наш лектор, тогда он был молодым оперативником. Впрочем, золото отыскать не удалось. История меня зацепила. После института я работал в архиве Академии наук Татарстана, изучил всю местную печать периода 1918 г. Собирал информацию по зёрнышку. А потом меня подстерегла удача. Я жил в Казани недалеко от речного порта, где останавливаются пароходы, в том числе с иностранцами. Это было в начале 80-х гг. Я указал дорогу туристке из ФРГ. Выяснилось, что она русская - во время войны её маленькой девочкой угнали с Украины на работы в Третий рейх.

Разговорились. Ирина попросила помочь найти могилу её отца, репрессированного в 1938 г. Я порылся в архивах, написал ряд запросов и могилу нашёл. Ирина была мне очень благодарна и при встрече сказала: «Вижу, вы собираете материалы, связанные с Колчаком. Я сделаю вам подарок, свяжу с человеком, который воевал в его армии. Он живёт в Америке». Так я стал переписываться с Евгением Александровичем Леонтьевым, который родился в 1901 г. в Омске и был поручиком в армии Колчака. В 1997 г. Леонтьев пригласил меня к себе в гости в Сан-Франциско. Я жил у него более 12 дней. В свои 96 лет Леонтьев сам водил машину, сохранил отличную память. В эмиграции он успел пожить в Сербии и Аргентине, но обосновался в Америке, работал инженером. Он интересовался всем, что касалось темы Гражданской войны в России. И конечно, мы говорили о колчаковском золоте. Я обмолвился, что, мол, под Казанью искали клад. И Леонтьев преподнёс мне сюрприз: «А знаете, что в 1929 г. между французским банком и представителем Госбанка СССР был заключён секретный договор?» Он достал копию договора, документ был на французском. Ещё достал заметку из французской газеты тех лет. Французская сторона допустила утечку в печать, это стало сенсацией - как же, французский и английский специалисты едут искать клад в логово большевиков. Он дал мне скопировать этот документ на 6 страницах, которые я уже дома перевёл с помощью профессионала.

Изображение

Есть шанс

Зарубежные кладоискатели все свои поездки за город фиксировали в протоколах, - продолжает Ибрагимов. - Благодаря счастливому стечению обстоятельств я раздобыл эти бумаги, они свидетельствуют, что в 1929 г. иностранцы нащупали место схрона. После 6-го протокола поисков двое из четырёх срочно уехали за границу для дальнейших консультаций. Когда они вернулись, большевики потребовали в течение 120 часов указать место схрона. Но иностранцы решили не выкладывать секретов, договор расторгли, и кладоискатели покинули Казань.

В 1948 г. чекисты уже своими силами попытались возобновить поиски, но тщетно. Почему же в 1963 г. они предприняли новую попытку? Оказалось, существует секретное дело, посвящённое событиям 1929 г. Видимо, дело надо было либо закрывать, либо что-то предпринимать. Вот и предприняли. Но в 1963 г. поиски опять кончились неудачей. Я обращался в соответствующие органы с запросом об этом деле, но получил ответ, что на документах по-прежнему стоит гриф «секретно», то есть простым смертным доступа к ним нет. Думаю, если соединить данные моих поисков и данные дела, то шансы найти клад, который сегодня оценивается в несколько сот миллионов долларов, резко возрастут. Тем более что сегодня появилась масса технических приспособлений для поиска. Предполагаемая их площадь равняется нескольким деревням, или 8-10 футбольным полям. Названия деревень, где иностранцы проводили поиски, в протоколах указаны. К слову, когда я пришёл в отдел картографии Госмузея в Казани и заказал карту города и окрестностей от 1920 г., то заметил, что область, где предположительно зарыт клад, кем-то расчерчена карандашом на квадраты. Ещё одно доказательство - клад искали. И если бы золото обнаружили, то дело бы, скорее всего, рассекретили. Но это не так. Значит, клад ждёт своего часа».

P.S. На сайте «АиФ» впервые будет опубликован тот самый секретный договор от 1929 г. между французским банком и представителем Госбанка СССР.
Последний раз редактировалось Захар Вт июл 26, 2011 7:36 pm, всего редактировалось 1 раз.

Захар
Сообщения: 181
Зарегистрирован: Вт июл 12, 2011 3:36 pm

Re: Мария Позднякова. Золото Колчака ... цикл статей из АиФ 2010

Сообщение Захар » Вт июл 26, 2011 7:33 pm

Мария Позднякова. Золото Колчака: секретный договор с французским банком
(АиФ № 42)

В «АиФ» NN 39, 40, 41 мы рассказывали о поисках золота Колчака, которые в разное время, начиная с 20-х годов прошлого столетия, велись под Казанью как советскими спецслужбами, так и иностранными экспертами.

Изображение

В рамках поисков клада в 1929 году был составлен секретный договор между французским банком, чей представитель отправился в Советский Союз на поиски исчезнувшего золота, и Госбанком СССР. «АиФ» удалось раздобыть этот договор, его перевод публикуется впервые
Секретное соглашения Наркома Финансов СССР

( Перевод c французского)

Соглашение

Настоящее соглашение заключено в Париже 16 сентября 1929 года между: Обществом Р. де Люберзак и Ко, место пребывание его Правления в Париже - 9 бульвар Мальверб, представленный одним из его доверенных (Управляющих) Месье Бунженера Александра, действующего от имени упомянутого общества, с одной стороны, и с другой стороны, г. Николаевым Акимом, действующего на основании доверенности Дирекции Государственного банка СССР №561 от 5 сентября 1929г. проживающего в. Париже ,33 бульвар Виктор Эммануэли. Заверенная копия упомянутой доверенности прилагается. При сем Общество Р. де Люберзак и Ко обязуется послать в СССР представителей, снабженных планом и всеми указаниями, позволяющими обнаружить клад, состоящих из ценностей: золото в слитках и монетах, платины и других ценных предметов, закрытых (вложенных) в ящиках и других формах упаковки приблизительно 400 общей стоимостью, доходящий до (18 000. 000 восемнадцати миллионов долларов С.Ш.А.).

Эти представители будут руководить зондированием и розыском для нахождения клада.

1. Условлено, что в случае, если поиски, ведомые с общего согласия представителями обеих сторон и в соответствии с положением настоящего договора, не привели бы к успешному исходу, ни та, ни другая сторона ничего не может предъявлять (не может предъявлять рекламаций).

2. Если клад будет найден этими розысками, Р. де Люберзак и Ко получит вознаграждения от Государственного банка в размере 20% стоимости клада, которая будет им уплачена порядком и в сроки, указанные в параграфах 11 и 12

3. Вся работа по зондажу и раскопкам должна производиться обязательно только в присутствии представителей де Люберзак и Ко и представителей Госбанка: эти представители ежедневно составляют протокол всем произведенным работам.

Протоколы производимым работам должны быть подписаны (подписываются) представителями Государственного банка числом представителей не менее двоих и представителей Р. де Люберзак и Ко, числом представителей не менее троих.

Три экземпляра протоколов выдаются представителям де Люберзак и Ко.

Все протоколы должны быть подписаны представителями обеих сторон.

Все протоколы должны составляться в пяти экземплярах.

4. Глубина зондажа и раскопок может достигнуть 5 метров.

5. К работам должно быть преступлено немедленно по указанию представителей Де Люберзак и Ко места, где находится клад; продолжительность работ устанавливается в 10 дней, с десятью рабочими для зондажа и 50 рабочими для раскопок.

Госбанк обязуется предоставлять и оплачивать рабочую силу, охрану и нести все расходы по работам.

Если по истечении первых пяти дней будет обнаружен хотя бы один ящик или какое-либо золото или платина, работы могут продолжаться в продолжение пяти дней, если представители Р. де Люберзак и Ко этого пожелают притом же количестве рабочих и той же охране, с отнесением расходов на Р. де Люберзак и Ко, но только расходы по оплате рабочей силы.

6. Расходы по переезду и за время пребывания в СССР представителей де Люберзак и К оплачивается де Люберзак и Ко

7. Охрана не допускает к месту производства раскопки посторонних лиц.

В период производства зондажа и раскопок никакие работы не могут производиться на территории, определяемой радиусом в один километр, без разрешения представителей де Люберзак и Ко.

8. По мере извлечения из земли ценностей, таковые взвешиваются на месте и упаковываются в новые ящики, опечатываются печатями обеих сторон.

Новые ящики должны быть пронумерованы.

Вес и описания каждого ящика должно заноситься в протокол.

9.Опечатанные ящики передаются представителям Государственного банка, каковой с момента передачи несет ответственность за их сохранность.

10. Опечатанные ящики передаются представителям Государственного банка, согласно протоколу, отправляются в Москву Государственному банку за его счет, а риск и хранение несут Лица Госбанка немедленно после опечатания последнего ящика и после подписания последнего протокола.

Погрузка ящиков в вагоны должна быть произведена в течение пяти дней, после подписания последнего протокола.

Прибытие ящиков в Москву должно состояться в срок не более пяти дней с момента их погрузки в вагоны на ближайшей к месту раскопок железнодорожной станции.

По прибытии ящиков в Москву производится проверка веса брутто, и ящики вскрываются в присутствии обеих сторон, устанавливается вес нетто содержимого каждого места и производится его оценка.

Золото и платина оцениваются по курсу Лондона накануне дня оценки (предыдущего дня оценки).

Прочие драгоценности оцениваются при посредстве экспертов, приглашенных обеими сторонами (числом двух подписей представителей Госбанка и числом трех подписей представителей де Люберзак и Ко). Три экземпляра этого окончательного протокола передаются представителям де Люберзак и К-о.

11. Вознаграждения, указанное в п.2 сего соглашения, уплачивается де Люберзак и Ко, когда все раскопки будут закончены и когда все протоколы оценки прибудут в Париж.

Все протоколы должны быть подписаны не менее чем тремя представителями де Люберзак и Ко. и не менее чем двумя представителями Госбанка.

Один экземпляр окончательного протокола (см. пар.10) должен быть представлен г. Николаевым или представителем Госбанка, специально назначенный им для этой цели, нотариусу (см. пар.12) по истечении 30 дней по его подписании.

По представлении нотариусу г. Николаевым или представителем Госбанка специально назначенного им для этой цели, или представителями де Люберзак, одного экземпляра окончательного протокола, будет преступлено к производству расчетов в срок не позже 3-х дней в конторе нотариуса, у коего находится на хранении настоящее соглашение (см. пар.13)

12. Расчет должен быть произведен Госбанком чеками, выписанными в иностранных девизах, имеющих мировой золотой курс.

13. Настоящее соглашение составлено в двух экземплярах и депонировано (положено) на хранение в Конторе нотариуса Г. Жоссе (66 рю дез Ретитс-Схемпа) в Париже, в пакете, опечатанном печатями обеих сторон с доверенностями представителей обеих сторон (см. вступление) и образцами подписей представителей де Люберзак и Ко, так и таковых представителей Госбанка.

По истечении двух месяцев со дня сдачи пакета на хранение названному нотариусу, каждая из сторон, имеющая на руках окончательный протокол (см. пар.10) может просить нотариуса вызвать другую сторону для присутствия при вскрытии пакета.

Если после повторного вызова, каковой должен иметь место 4 дня спустя и не позже 8 дней после первого вызова, другая сторона не явится, нотариус вскрывает пакет в присутствии одной стороны и выдает один экземпляр соглашения. Второй экземпляр соглашения остается у нотариуса в распоряжение другой стороны.

14. Настоящее соглашение составлено на французском языке. Все протоколы работ изложения и оценки сокровищ ведутся на русском и французском языках, параллельным текстом, на одном и том же листе.

15. Если клад, по истечения срока работ, указанного в параграфе настоящего соглашения, не будет открыт, то составляется заключительный (специальный) протокол произведенным работам по зондажу и раскопкам, в котором дается описание произведенных работ по розыску клада и констатируется обеими сторонами безуспешность произведенных работ.

Этот специальный протокол должен быть подписан двумя представителями Госбанка и не менее чем тремя представителями де Люберзак и Ко.

По истечении двух с половиной месяцев, со дня передачи на хранения нотариусу Жоссе, каждая сторона, имея на руках один экземпляров из заключенных (специальных) протоколов, может просить вызвать другую сторону для присутствия при вскрытии пакетов

Если после повторного вызова (каковой должен иметь место спустя 4 дня и не позже 8 дней) другая сторона не явится, нотариус вскрывает пакет и, после проверки тождественности подписей, имеющихся в заключительном протоколе, уничтожает оба экземпляра договора и находящуюся в пакете доверенность вручает г. Николаеву или представителю Госбанка, специально назначенного для этой цели.

16. Могущие возникнуть недоразумения между сторонами компетентно разрешит только Сенский Департамент.

Составлено в Париже в двух экземплярах 16 сентября 1929г.

Ответить