Клад збуражцев взбудоражил

Читаем и обсуждаем публикации о коллекционерах, кладоискателях и охране историко-культурного наследия.

Модератор: Захар

Ответить
Wiktor
Сообщения: 275
Зарегистрирован: Сб ноя 18, 2006 11:34 am

Клад збуражцев взбудоражил

Сообщение Wiktor » Вс мар 01, 2009 8:38 pm

Клад збуражцев взбудоражил

Находка кувшина с серебряными монетами в деревне Збураж Малоритского района («Вечерка» писала о событии 30 апреля) получила продолжение. К автору публикации обращаются читатели, взволнованные находкой 21-летнего жителя деревни Евгения Бурштына. Как минимум два человека предполагают, что старинное серебро могло принадлежать их предкам.

Вот версия брестчанки Татьяны М. (имя изменено по ее просьбе). По словам женщины, клад мог принадлежать ее деду. По крайней мере, история о том, что дедушка по отцу закопал перед Второй мировой войной некоторое количество монет, в семье не секрет. Молодой и симпатичный крестьянин и дочь местного пана Ушинского полюбили друг друга и поженились. Ситуация хотя и нетипичная, но вполне возможная. Дело в том, что в Западной Белоруссии в межвоенный период (1921-1939 годы) панами называли всех более или менее зажиточных поляков, которые к тому же владели землей. При этом они не обязательно могли быть очень богатыми. Дед Татьяны был еще и управляющим или помощником Ушинского, и это вполне могло снять препятствия на пути заключения брака между парнем из народа и паненкой.

Но что-то не заладилось в отношениях тестя и зятя. В итоге, примерно в 1927 году, хозяин вместе со всем семейством, включая дочь, уехал на постоянное место жительства в Польшу. При этом часть накопленных денег оставил бывшему свояку на сохранение. По другой версии, капитал мог образоваться в результате ликвидации имения Ушинского. В любом случае управляющий деньги не потратил, а сохранил в земле, вероятно, до возвращения хозяина. Затем воевал против немецко-фашистских захватчиков в партизанском отряде. По некоторым сведениям, среди сельчан ходили упорные слухи о зарытых ценностях, что доставляло деду Татьяны немало неприятных минут. После освобождения Беларуси он добился зачисления в ряды Красной армии и сложил свою голову в боях за Венгрию. Так навсегда исчезла возможность доказать или развеять легенду о кладе. Правда, косвенным подтверждением сокрытия денег может быть тот факт, что управляющий пана Ушинского владел землей примерно в том месте, где 24 апреля этого года и был вырыт горшок с монетами.

Озвучена еще одна версия. Житель Збуража Петр П. предполагает, что клад мог принадлежать его деду. История похожая: предок служил у пана (правда, уже Ярохина) экономом. Перед бегством в 1939 году хозяин отдал деньги на сохранение своему работнику, а тот ценности закопал. По утверждению Петра П., участок, на котором найден клад, как раз и принадлежал его родственнику. И в этом случае потенциального хранителя монет уже давно нет в живых.

Обе версии имеют право на существование, но вызывают и обоснованное сомнение. Возможно, предки и Петра П., и Татьяны М. действительно закапывали монеты в землю. Но в любом случае найденный клад наверняка не имеет отношения к этим историям. Все дело в том, какие именно монеты были обнаружены. Напомним, что это в основном царские рубли, монеты двойного номинала (3/4 злотых или 5 рублей), а также денежные знаки, отчеканенные для Королевства Польского, и две «полтины». Кстати, в некоторых публикациях указывалось, что всего найдено 64 серебряных кругляша. На самом деле их, как и сообщала «Вечерка», восемьдесят четыре.

Как рассказала директор областного краеведческого музея Таисия Новикова, время сокрытия клада определяется по самой «последней» дате, обнаруженной на монете. Можно сослаться и на авторитет одного из самых известных советских нумизматов Николая Котляра, который в своей книге «Кладоискательство и нумизматика» пишет о том, что клад датируется по самой «молодой» обнаруженной монете. В збуражском кладе таковой является полтина 1845 года. По всем научным канонам, деньги зарыли в землю или в том году, или в самые ближайшие последующие.

В пользу научной практики свидетельствует и обычная житейская логика. Согласитесь, заполнить кувшин монетами, отчеканенными до середины XIX века, и держать их до 1939 года, а затем передать на хранение по существу постороннему человеку наверняка нереально. Особенно если учитывать, что полтора века назад и в межвоенное время имениями в Збураже владели представители различных родов. Кроме того, в начале ХX века на нашей территории происходило столько катаклизмов, что только тогда и следовало зарывать деньги: Первая мировая война с массовым выселением местных жителей в глубь России, бегством помещиков польского происхождения на историческую родину, несколько огненных валов в ходе советско-польской войны. И, если уж действительно существовали клады, о которых рассказали Татьяна и Петр, то возникает еще один вопрос: почему в найденном нет польских серебряных монет, как раз и чеканившихся в 1920-1930-х годах?

Деревню Збураж все еще будоражат разговоры о находке. Главное, чтобы сельчане не уподобились жителям польского городка Волин, расположенного в Западном Поморье. Путешественник, который посетил этот населенный пункт в конце XVIII века, с ужасом писал, что все здесь было перекопано ямами и рвами. Некоторые дома разрушались, многие, казалось, вот-вот рухнут. Часть жителей, истратив на поиски все свои деньги, пошли с сумой. Причиной же ажиотажа стало то, что одному из мещан приснилась огромная золотая цепь, которая, по заверению сновидца, была спрятана именно в Волине!

По словам Татьяны М., для нее главное не то, кому могли принадлежать спрятанные монеты, а то, что сообщение побудило ее заняться розысками достоверных сведений о своем дедушке, о возможных потомках его первой супруги-паненки. Для Татьяны истинным кладом стало бы восстановление истории своей семьи.

Что касается содержимого збуражского кувшина, то, по информации Таисии Новиковой, все монеты очищены и отправлены на экспертизу в Минск (после этого они займут место в фондах Брестского областного краеведческого музея). В ходе экспертизы определится и денежная стоимость находки. В любом случае, цифры не будут разглашены. Но мы можем сказать, что слухи о том, будто «кладоискатель» уже купил себе две квартиры, не имеют никаких оснований: на причитающееся вознаграждение в Бресте не купить и комнатку в общежитии.

Пока не решены и еще два принципиальных вопроса. Во-первых, из каких источников будет производиться выплата. В бюджете музея средств на подобное не предусмотрено. Во-вторых, одному человеку или двоим причитается 25 % от стоимости клада? Евгений Бурштын никогда не скрывал (и в нашей газете это также не утверждалось), что отрыл серебро не на своем участке. Но принадлежит ли этот кусок земли ЮРИДИЧЕСКИ кому-либо из збуражцев? Речь идет именно об официальных документах, подтверждающих право на пользование участком размерами полтора на полтора метра. В случае, если хозяин обнаружится (музей сделал необходимые запросы в соответствующие органы), то премия будет поделена между землепользователем и нашедшим клад. В ином случае все достанется Евгению. В принципе, возможна и другая ситуация – если будет доподлинно установлен владелец зарытых монет. Но пока не выявлено никаких документов (устные предания не в счет), позволяющих пролить свет на имя человека, спрятавшего кувшин с серебряными монетами.


Автор: Юрий Рубашевский

Адрес статьи: http://www.vb.by/article.php?topic=3&article=1452
© 2007 Редакция газеты "Вечерний Брест" ООО, vb.by

Ответить